Жетоны счастья

Андрей Малахов. Книга: Жетоны счастья

Андрей Малахов

Из сборника: Новогодние чудеса

Однажды холодным декабрьским вечером мальчик Егор возвращался домой из гостей. Он только что был у своего друга и одноклассника Данилы, которому родители, не став дожидаться Нового года, подарили заветный подарок.

Ах, что это был за подарок! Игровая консоль нового поколения, большая, в белом глянцевом корпусе, она манила к себе, завораживала, притягивала взгляд. Он вспомнил глаза других одноклассников, пришедших поглазеть на Данин подарок, их завистливые взгляды и заискивающие улыбки, и сердце мальчика учащенно забилось.

«Везет же Дане! – думал Егор, загребая ногами снежные заносы. – Вот если бы у меня была такая приставка, со мной бы тоже все хотели дружить. И Витька Рябцев, и Сашка Ковалев, и весь-весь класс…»

«Хотя нет, всего класса, пожалуй, все-таки не нужно», – немного поразмыслив, решил Егор. Задиристого Марка и вечно ноющего по пустякам Артема он видеть категорически не желал. Другое дело, Варя – вот ее бы он хотел видеть в первую очередь. Она очень нравилась Егору, и он часами напролет мог смотреть на ее очаровательную улыбку и смеющиеся карие глаза. А еще он всегда давал ей списать домашку и помогал на контрольных, если, конечно, у них был одинаковый вариант.

На улице весь день шел снег, заметая окрестности сплошным белым покровом. Ни дорожек тебе, ни тропинок. Ноги мальчика провалились в наметенные за день сугробы по самые колени, а до дома было еще далеко. Он посмотрел на часы, и сердце под тяжестью зимних одежд забилось еще сильнее. Уже почти восемь часов вечера, а он обещал маме быть дома к шести. Ух, и влетит ему, как говорит их классный руководитель, по первое число! Он заторопился еще сильнее, пыхтя, как маленький трактор, что очищает поутру заметенные снегом городские улицы.

«Вряд ли родители подарят мне такую, – размышлял Егор, подходя к подъезду собственного дома. – Они и так вечно ругаются, что я просиживаю в телефоне часы напролет. Зрение порчу, психику, и вообще, как говорит мама, там только гадость всякую показывают и ничему хорошему не учат». А еще у родителей была ипотека. Это слово было строго-настрого запрещено произносить в доме, словно это какой-нибудь злой колдун вроде Волан-де-Морта. Таинственная ипотека забирала в свои щупальца большую часть заработанных за месяц средств, оставляя немного членам семьи. «Видимо, чтобы мы окончательно не умерли с голоду», – думалось мальчику. Ведь тогда питать ипотеку будет некому, и она со временем тоже погибнет.

Уже у самого подъезда взгляд Егора привлек пестрый клочок бумаги, приклеенный поверх выцветших листовок на доске с объявлениями. На рекламе, изображающей Деда Мороза в окружении своих верных помощников – снеговиков и лесных зверей, ярко-красными буквами была выведена надпись: «Ищем активного промоутера для раздачи листовок», а ниже приписка: «Возраст: от 14 лет» и номер телефона.

Глаза мальчишки загорелись. Он не раз слышал от старшеклассников, что за такую несложную работу дают вполне приличные деньги, и за оставшееся до праздника время он сможет заработать на консоль пусть и неполную, но все какую-то часть.

«А остальное родители добавят, – здраво рассудил он, фотографируя объявление. – И бабушки с дедушками, если что, помогут. Уж они-то точно никогда не остаются в стороне, если дело касается их любимого внука».

Сделав пару снимков, он быстро убрал телефон в карман и, окрыленный своей гениальной идеей, спешно побежал домой. Строгий голос мамы из домофона не предвещал ничего хорошего. Но это все казалось мальчику незначительным в сравнении с задуманным им планом.

«Да, пускай мне лишь 10 лет, но по росту и внешнему виду мне свободно дают все 12, а там и до 14-ти рукой подать!» – думал он, прыгая по порожкам, словно олень Санта-Клауса, а возле приоткрытой двери его ждала мама, и вид у нее был ну о-о-очень суровый.

* * *

Наутро, будучи в школе, Егор решил набрать заветный номер. Ему было страшно, но желание обладать заветной игрой пересилило все другие чувства. Дождавшись перемены, он нашел более-менее укромное и тихое место (что в школе в это время сделать довольно проблематично) и набрал номер из объявления.

– Алло! – раздался в трубке звонкий женский голос. Молчание. Язык мальчишки сковало, словно катер на замерзшей реке, и, как он ни старался, шевелить им не получалось.

– Алло, – повторила девушка с явными нотками раздражения. – Если будете молчать, я кладу трубку!

– Здравствуйте! – с трудом ворочая языком, тихо сказал мальчик. – Я по объявлению.

– А, привет! – голос девушки вновь зазвенел колокольчиком. – Отлично, как тебя зовут?

– Егор.

– Очень приятно, Егор, – сказала девушка на другом конце линии. – А меня Лана! Когда сможешь подойти, чтобы мы смогли все тщательно обсудить?

– После школы, – неуверенно ответил Егор.

– Ну вот и здорово, – сказала девушка в трубке. – Тогда жду тебя ровно в три у станции «Академическая», и, смотри, без опозданий! Опоздуны – это полный зашквар!

Когда разговор закончился, Егор опустил телефон и заулыбался. Ему сегодня определенно везло, и удача была на его стороне. Его только что пригласили на свою первую работу, и, возможно, уже сегодня у него появятся собственные личные деньги. А еще станция, о которой сказала в разговоре Лана, находилась всего в пяти минутах ходьбы от школы, не в пример тому, как добирались до своих работ родители Егора. Папа каждый вечер сокрушался из-за того, что часами стоит в пробках, а маме и вовсе приходилось добираться до работы с двумя пересадками на метро, а потом еще полчаса ехать на маршрутном автобусе. Вот это квест!

– Эй, не спи – зима приснится! – толкнул замечтавшегося мальчишку в бок задира Марк.

Егор хотел ему что-то ответить, но вихрастый сорванец шустро скрылся за дверью класса, а в следующую секунду прозвенел звонок, возвещая об окончании перемены. Егор тоже поспешил в класс, дабы не нарваться на грозный взгляд Галины Владимировны, их классного руководителя, и все оставшееся до конца учебного дня время был поглощен предстоящей операцией под кодовым названием «Консоль».

* * *

Лана встретила Егора, как и обещала, возле стойки с надписью «Снежное чудо», расположенной у входа на станцию «Академическая». Это была девушка-подросток со смешными веснушками и зелеными, как спелая трава, глазами. Одета она была в костюм Снегурочки и, завидев мальчика, улыбнулась. На часах было ровно три часа дня.

– Привет! Ты, наверное, Егор? – спросила она все тем же звонким голосом.

– Да, – утвердительно кивнул мальчик.

– Отлично, – она скрылась за стойкой, а через несколько секунд извлекла из ее недр пластиковое ведерко, набитое листовками, и сложенную в несколько слоев ткань.

Все это добро перекочевало в руки Егора, и он недоуменно уставился то на выданные ему вещи, то на саму девушку.

– Это твой косплей, – пояснила Снегурочка, указывая на ведерко и кусок ткани. – Будешь у нас снеговиком! Одевайся и дуй вон к тому входу, как все раздашь – придешь за новой порцией листовок.

– А деньги? – спросил Егор.

– Зарплату получишь вечером, по итогам дня, – голос Ланы посерьезнел. – А теперь иди работай. Как там говорится: как потопаешь, так и полопаешь. Так что шевелись, Игорек, и будет тебе в жизни счастье!

– Я Егор, – надул губы мальчик, но девушка его уже не слышала. С бойким видом она раздавала указания другим ребятам, переодетым в снеговиков и сказочных оленей со смешными плюшевыми рогами на голове и светящимся красным носом.

Напялив на голову пластиковое ведро и облачившись в фартук с изображением слепленного из снежных шаров снеговика, он побрел на свое место. На улице было сыро и зябко, весь выпавший накануне вечером снег стремительно таял, образовывая на дорогах глубокие проталины, заполненные ледяной водой, и единственное, что согревало Егору душу, – это заветная мечта, к осуществлению которой он уже сделал свои первые шаги.

* * *

Когда первая пачка листовок была роздана, Егор не на шутку проголодался и решил спуститься в метро, купить еды в местном фаст-фуде. Хотя родители и не одобряли подобного питания для своего чада, но для продрогшего на холоде юного организма на данный момент не было ничего лучше стакана черного чая с лимоном и сахаром вприкуску с мягкой ароматной булочкой и сочной сосиской внутри.

Так уплетал он за обе щеки свой незамысловатый обед, как до слуха мальчишки вдруг донеслись звуки, от которых он вмиг перестал жевать, на секунду затаив дыхание. Музыка лилась откуда-то из перехода, спокойная и умиротворяющая, она заставляла погрузиться в раздумья и предаться мечтам, а резкие перепады были сравни дуновениям северного ветра, гонявшего над землей метели и поземки. Музыка гипнотизировала мальчика, и, наскоро доев остатки обеда, он стремительно направился вниз по ступенькам, идя, словно грызун, на звуки дудки Гамельнского крысолова[1 — Гамельнский крысолов – персонаж средневековой немецкой легенды, согласно которой обманутый музыкант с помощью колдовства увел из города всех детей.]. При этом Егор напрочь позабыл о работе и возложенных на него обязанностях по раздаче листовок.

Внизу тем временем в окружении толпы зевак сидела девочка в инвалидном кресле и играла на скрипке, а пожилой человек с грустными глазами и седой шевелюрой прохаживался вдоль толпы, протягивая шапку. Люди бросали в нее кто сколько мог: на дно шапки летели мятые бумажные купюры и звонкая мелочь, а один господин в дорогом костюме и пальто опустил в шапку зеленую купюру с изображением Ярославля. Когда скрипка смолкла, девушка поклонилась публике одной лишь головой, и переход взорвался звуками аплодисментов. Люди рукоплескали, наперебой крича слова похвалы, а кто-то даже вручил девочке букетик ярких цветов.

Егор прочел надпись на табличке, висевшей на груди пожилого мужчины, и ему нестерпимо захотелось помочь бедной девочке. А надпись та гласила:

ВНИМАНИЕ! НУЖНА ПОМОЩЬ!

Вике Семеновой (10 лет) срочно требуется операция.

Ниже был описан диагноз, номера телефонов, по которым можно было узнать всю подробную информацию, и длинный, словно гусеница, банковский счет.

Мальчик порылся в карманах и извлек на свет жалкую горстку монет – сдачу от купленного накануне обеда.

«С такой мелочевкой даже близко подходить стыдно, – подумал он, пряча монеты обратно. – Вернусь вечером, после получения зарплаты».

С этими мыслями он побежал наверх, где его уже поджидала разгневанная Снегурочка Лана.

Все оставшееся до вечера время Егор прилежно трудился, опасаясь вновь разгневать внучку Деда Мороза. Прохожие, уставшие и нагруженные увесистыми пакетами, брали листки неохотно, а порой и вовсе проходили, отвернув в сторону уставшие лица. До новогодних праздников оставались считанные дни, и все были поглощены своими взрослыми заботами.

Когда все листовки наконец были розданы, а его рабочий день подошел к концу, к Егору подошла Лана, протягивая новогодний конверт.

– Вот, – сказала девушка, вручая конверт Егору. – Тут оплата за сегодняшний день. Жду тебя завтра в то же время, и смотри, без опозданий. Когда тебе нужно отойти, перекусить там или еще по какой необходимости, ты отпрашиваешься у меня. Усек?

Егор утвердительно кивнул.

– Ну вот и хорошо, – Лана расплылась в улыбке, и ее голос снова зазвенел, как при их первом разговоре. – Будешь хорошо работать, по итогам получишь премию. Пока!

С этими словами девушка забрала у Егора костюм и, развернувшись, пошла к своей стойке, где в ожидании толпились другие ребята-раздатчики, а он побежал вниз, все еще надеясь застать там юную скрипачку.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *